Амарго
Смерть стоит того, чтобы жить, а любовь стоит того, чтобы ждать... В. Цой (с)
18.

Как разительно изменилось время!.. Всего лишь несколько лет назад неделя представлялась ему мигом, теперь же каждый новый день исполнен для него особого смысла. И вот уже хозяин гостиницы замечает ему, что он заметно посвежел и помолодел с момента приезда. В ответ он поясняет, что горный воздух Сигишоары всегда был для него особенно полезен. Хотя, конечно же, дело не в воздухе, а в изобильной прогретой солнцем родной земле и в благотворной силе, исходящей от дорогих стен. Он и сам ощущает, насколько ему стало лучше, хотя за эти семь дней он не выпил ни капли крови. Увы, подобное воздержание не способно помогать ему долго, а, значит, необходимо как можно скорее отправиться дальше в путь. Тем более, что у него имеется ещё одна, безотлагательная, цель.

Он помнит, что этот развязный корреспондент собирался пробыть в Брашове около двух недель, и одна из них уже минула. Он должен как можно скорее выследить его и устранить со всей возможной аккуратностью. Заодно это будет весьма недурная добыча. Никогда, ни разу за все эти четыреста с лишним лет он не отнял жизнь ни у одного достойного соотечественника. Он не может допустить подобного ослабления своего народа.

В этом и состоит та причина, по которой он многие годы проводит в изгнании. Пока его страна находилась под властью турок, он всегда мог найти себе пропитание. Теперь же ему приходится взвешивать каждый свой шаг на румынской земле.

И на земле Трансильвании тоже.

Но сейчас ему предстоит вполне оправданная охота. И при этом случай лишний раз посетить один из любимых своих городов Австро-Венгрии. Любимый не только потому, что он, старинный, ажурный, с огромными соборами и стаями голубей на площадях, надёжно укрытый высокими, уходящими в самое небо горами, был невыразимо прекрасен. Но и потому, что некогда, когда он был ещё человеком, жители города Брашов поддержали его в борьбе с турками.

А он умеет быть благодарным.

И если над этим городом и его окрестностями кружит падальщик, то кому, как не ему, сбросить его на землю?

 

***


Ласковый апрельский вечер. Солнце едва скрылось за горизонтом. Остроносый молодой человек, насвистывая, идёт по предместью, время от времени сверяя номера домов с зажатым в ладони адресом. Затем сворачивает в обсаженный сливами переулок, подходит к одному из маленьких старых домов и стучится в дверь. Через минуту она приоткрывается, и юноша входит внутрь.

И не замечает, что всё это время за ним неотступно следили глаза огромной летучей мыши.


 

***

Час, другой, третий… Вот уж и полночь. Должно быть, его бывший попутчик увлёкся расспросами… Что ж, он ещё подождёт, здесь, под крышей, вполне удобно. Но вот и он!..

Дверь в переулке издаёт тихий скрип, вертлявый юноша беспечно выходит из дома.

А летучая мышь превращается в человека…

Он делает вид, что просто любуется спящим городом, и американец было проскакивает мимо него, но затем оборачивается, вглядывается в полутьму и с живостью восклицает:

- Полковник!

Он медленно, словно не вполне очнувшись от грёз, переводит на того рассеянный взгляд.

- Полковник, вы меня помните? Трансильвания, почтовая карета и эта, как вы её называете по-румынски… Сигишоара.

- Доброй ночи, мистер корреспондент, - отвечает он с самой любезной улыбкой. – Насколько успешны ваши изыскания в местном фольклоре?

- Сплошные загадки, полковник, - отзывается тот охотно. – Вот, думаю поглядеть замок Дракулы. Наверное, жутковатое место.

- Замок Дракулы?

- Да, замок Бран. Ну, вам-то не знать!

Ему-то не знать…

- Значит, увлеклись героическими легендами?

- Да что же тут героического? Нет, легендами о вампирах.

- Странный выбор.

- Нет, отчего же странный, полковник? Уже несколько лет вся Европа, вся Америка только об этом и говорят. Книга-сенсация… Конечно, её сюжет вымышлен, но ведь сам герой, вы лучше меня знаете, действительно существовал.

- Простите, не читал.

- Вы многое потеряли. Буквально кровь стынет в жилах… Вот, рекомендую!

Американец достаёт из внутреннего кармана потрёпанную книгу и показывает обложку.

Его глаза впиваются в буквы собственного имени. Уже в который раз.

- Что же, очередная байка про забивание гвоздей в головы турецким послам и обмакивание хлеба в дымящуюся кровь?

- Нет, про то, как Дракула приезжает в Англию через посредство молодого адвоката Джонатана Харкера и губит невинную девушку по имени Люси.

- Как вы сказали?

- Люси… неважно. И затем он пытается погубить ещё жену Харкера, Мину…

- Редкостная чушь!

 

- Читателям нравится… Так вот, благодаря уму профессора ван Хельсинга Дракулу всё-таки удаётся убить, пронзив его сердце…

- А не наоборот?

- …и отрубив ему голову. - Молодой человек прячет книгу и извлекает блокнот. - Я получил задание собрать для нашей редакции всевозможные сведения о Дракуле из уст его соотечественников, и я уже многое записал, но всё это немного не то.

- Отчего же?

- Люди многое говорят о вампирах, но о самом Дракуле чаще отзываются хорошо, особенно в деревнях. Мол, правитель был суровый, но справедливый, и порядок был при нём, и изобилие. А спрашиваешь, был ли он вампиром, отвечают: «А как же тогда он встречался с Богом, чтобы Тот указал ему могилу загубленного недругами отца?» Ну, крестьяне есть крестьяне, что с них возьмёшь… Вот я и хочу съездить в Бран посмотреть, может, я обнаружу там что-то более подходящее к моему заданию.

Он мягко берёт американца за локоть и подталкивает назад в переулок.

- Значит, вы хотели бы обнаружить нечто сенсационное? – произносит он медленно и смотрит ничего не подозревающему коротышке в глаза.

- Конечно же, - шепчет тот зачарованно.

- Тогда я именно тот, кто вам нужен. Я могу не только рассказать вам о Дракуле, но и кое-что показать. Если только вы сможете записать это.

Он плавно наклоняется к тощей шее и отдёргивает воротник…

Блокнот с лёгким шорохом падает на мостовую.

 

***

Он снова испытал это почти забытое чувство – не утолённой жажды, не мести, а выполненного долга. Этот коротенький щуплый американец был не просто назойливым любопытным – он готовил очередной нелепый и пошлый рассказ о его стране, в котором Румыния снова предстала бы невежественной и дикой. Он понимал, что злополучная книга уже разлетелась по миру и что за этим журналистом последуют, может быть, сотни других. Даже бессмертный не остановит этот поток.

Но это не значит, что он должен покориться. Пусть меч ему более не положен, он может одолеть недруга и безоружным. Зубами или голыми руками.

К врагу его родины не может быть милосердия. Он бы убил его, даже оставшись человеком.

А он больше, чем человек.

Он поднимает с брусчатки блокнот, расстёгивает пиджак мертвеца и достаёт книгу с тремя словами на обложке: «Брэм Стокер. Дракула».

Затем прячет свои трофеи под одеждой и неспешно уходит.

@темы: фанфикшн, Дракула